Maksim Leonidov

Maksim Leonidov (Максим Леонидов) is a Russian singer originally from St. Petersburg. Best known for leading the popular Soviet band Secret (Секрет), he has also led a solo career in Israel and Russia.

Leonidov’s parents both worked in theater, and he grew up surrounded by theater and music. He attended music school in St. Petersburg, and then studied theater at university. While in university, in 1982, he became a founding member of the beat-quartet band Secret.

After several years, he started to focus more on solo projects and his acting career, including the main role in The King of Rock and Roll, an Elvis Presley biopic. He left Secret in 1989 and emigrated to Israel soon after. He released two albums there, one in Hebrew and one in Russian. He returned to Russia in 1996 and released the solo album Commander (Командир), which had few listeners at first. But his song “Vision” from that album soon became a major hit and won a Gold Gramophone award. He then formed the band Hippoband with Vladimir Gustov (composer and guitarist), Evgeny Oleshev (keyboard), Yuriy Gur’ev (bass), and Evgeny Lependin (drums), who was later replaced by Yury Sonin.

Leonidov also writes musicals in partnership with the actor Aleksandr Shavrin—the two met when Leonidov was playing Max Bialystock in a production of The Producers. He also continues to perform music both on his own and with the various current and former members of Secret, and has acted in various plays and movies.

Find Maksim Leonidov on Amazon

“Vision” (“Видение”), from the 1996 album Commander (Командир) shows Leonidov working something of an Elvis look:

Lyrics for “Видение:”

Был обычный серый питерский вечер
Я пошел бродить в дурном настроении
Только вижу я – идет мне навстречу
То ли девочка, а то ли виденье
И как будто мы знакомы с ней даже
Помню чей-то был тогда день рожденья
И по-моему зовут ее Даша
То ли девочку, а то ли виденье

Она прошла, как каравелла, по зеленым волнам
Прохладным ливнем после жаркого дня
Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она
Чтоб посмотреть, не оглянулся ли я

Она прошла, как каравелла, по зеленым волнам
Прохладным ливнем после жаркого дня
Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она
Чтоб посмотреть, не оглянулся ли я

Помню что-то я ей пел про ресницы
И на ушко ей шептал дребедень я
Только вдруг она взлетела как птица
То ли девочка, а то ли виденье
И смотрел я в небо звездное долго
И назавтра был больной целый день я
Я искал ее, да только без толку
То ли девочку, а то ли виденье

Она прошла, как каравелла, по зеленым волнам
Прохладным ливнем после жаркого дня
Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она

Чтоб посмотреть, не оглянулся ли я

Она прошла, как каравелла, по волнам
Прохладным ливнем после жаркого дня
Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она
Чтоб посмотреть, не оглянулся ли я

Я живу теперь и тихо и складно
Но под вечер обходя заведенья
Я ищу глаза в толпе ее жадно
То ли девочки, а то ли виденья
Ты похожа на нее, как сестрица
Но, конечно, не она, к сожаленью
А я пойду домой и пусть мне приснится
То ли девочка, а то ли виденье

Она прошла, как каравелла, по зеленым волнам
Прохладным ливнем после жаркого дня
Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она
Чтоб посмотреть, не оглянулся ли я

Она прошла, как каравелла, по волнам
Прохладным ливнем после жаркого дня
Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она
Чтоб посмотреть, не оглянулся ли я

Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она
Чтоб посмотреть, не оглянулся ли я
Чтоб посмотреть, не оглянулся ли я
Чтоб посмотреть, не оглянулся ли я

“Wild Piece” (“Дикая штучка”), from the 2009 album of the same name:

Lyrics for “Дикая штучка:”

На трассе Улан-Батор – Алма-Аты
Мой бензобак обсох посреди пустоты.
Старый турбодизель стоит в пыли,
Ближайшая заправка на краю земли.
Вдруг на горизонте – красный суперкар,
Я перекрестился, я сказал: «Аллах акбар!»
Она сидела за рулём – копна волос,
Серьги, каблуки и змеиный крепкий хвост.
Она открыла окно, и я услышал слова:
– Would you fucking get in?
И я спросил её: “Moi?”

Дикая штучка, дикая штучка,
Дикая штучка, это дикая штучка.

Она вела свой Mazeratti лишь при помощи глаз:
В одной руке – бутылка водки, в другой – Gauloises.
Она дала по объездной немного назад,
И через 20 минут мы попали в Ашхабад.
Лихо тормознув у Crédit Lyonnais,
Она дала мне парабеллум, а себе взяла обрез.
Она с порога засадила дуплет в потолок
И попросила всех лечь головой на Восток.
А я орал, что мне ещё дорога голова,
Она сказала: “Shut up!” И я спросил её: “Moi?”

Дикая штучка, дикая штучка,
Дикая штучка, это дикая штучка.

Мы покидали деньги в какой-то баул
И рвали когти по дороге в Барнаул.
Она сказала: «Давай заедем в мотель,
И там получишь ты все, чего так хотел!»
А я сказал, что я уже не хочу ни черта,
Мне было просто жутко от её хвоста.
Она связала меня и отвезла на пустырь,
И там достала большой сатанинский псалтырь.

Я лишился чувств и упал в кусты,
Где меня и подобрали местные менты.
Они сказали: «Никакая это не Сатана,
Это просто Клавдия Петровна, нашего мэра жена.
У нас тут первой леди быть невесело, чай,
Вот развлекается супруга, ты уж не серчай!
Папик, понимаешь, от неё без ума,
Не говори никому!» И я спросил их: “Кто, moi?”

Дикая штучка, дикая штучка,
Дикая штучка, это дикая штучка.

Find Maksim Leonidov on Amazon

Julie is currently studying Russian as a Second Language in Irkutsk (and before that, Bishkek) with SRAS's Home and Abroad Scholarship program, with the goal of someday having some sort of Russia/Eurasia-related career. She recently got her master’s degree from the University of Glasgow and the University of Tartu, where she studied women’s dissent in Soviet Russia. She also has a bachelor’s degree in literature from Yale. Some of her favorite Russian authors are Sorokin, Shishkin, Il’f and Petrov, and Akhmatova. In her spare time Julie cautiously practices martial arts, reads feminist websites, and taste-tests instant coffee for her blog.