Noll (“Ноль,” meaning “Zero” in Russian) is a Soviet and Russian rock group founded by accordionist “Uncle” Fedor Chistyakov (“Дядя” Фёдор Чистяков), Alexei Nikolaev (Алексей Николаев) and Anatoly Platonov (Анатолий Платонов) in the fall of 1985.

The group first appeared at the Leningrad Rock Club with songs from their first album, Music of Fighting Flies (Музыка драчёвых напильников) in December 1986, and subsequently toured throughout Russia.

The band’s use of a wide range of instruments blended into rock/punk stylings with songs that tell stories and are often politically or socially charged gives their music a profoundly unique quality.

In 1989, Noll released their second album, Stories (Сказки). The most popular songs included “Story About Sausage” (“Сказка о колбасе”), “Communal Apartments” (“Коммунальные квартиры”) and “Melody” (“Мелодия”). Nikolaev left the band for a short period to serve in the Soviet Army but returned to record their third album, “Northern Boogie” (“Северное буги”). Noll’s most popular album, “Song of Unrequited Love for the Motherland” (“Песня о безответной любви к родине”) was released in the autumn of 1981.

Noll took a five year hiatus after Chistyakov was charged with attempted murder in 1992. The court found him insane and sentenced him to treatment in a mental hospital. Immediately after his discharge, Chistyakov joined the Jehovah’s Witnesses. During this time, the remaining musicians recorded the album “Nonsense” “Бредя” under the name Zero Without a Stick (Ноль без полочки).

The band briefly reconnected between 1997-8 and tried to reformulate themselves under different names, including Fedor Chistyakov and the Orchestra of Eclectic Folklore, and Fedor Chistyakov and Noll.

In July 2017 the band introduced their first single in 20 years, “Time to Live” (“Время жить”). Less than a month later, while on tour in America, Chistyakov announced that he would cancel all scheduled Russian concerts and remain in New York. He announced that his “defection” was influenced by both the arrest of film director Kirill Serebrennikov and a Russian Supreme Court ruling that the Jehovah’s Witnesses were extremist and were to be forcibly disbanded. 

The current status of the group is undecided.

A 1997 videoclip for Noll’s “Man and Cat” (“Человек и кошка”):

Человек и кошка плачут у окошка
Серый дождик каплет прямо на стекло.
К человеку с кошкой едет неотложка,
Человеку бедному мозг больной свело.

Доктор едет, едет сквозь снежную равнину.
Порошок целебный людям он везет.
Человек и кошка порошок тот примут,
И печаль отступит, и тоска пройдет.

Человек и кошка дни с трудом считают,
Вместо неба синего серый потолок.
Человек и кошка по ночам летают,
Только сон невещий крыльев не дает.

Доктор едет, едет сквозь снежную равнину.
Порошок целебный людям он везет.
Человек и кошка порошок тот примут,
И печаль отступит, и тоска пройдет.

Где ты, где ты, где ты, белая карета?
В стенах туалета человек кричит.
Но не слышат стены, трубы словно вены,
И бачок сливной, как сердце, бешено стучит

Доктор едет, едет сквозь снежную равнину.
Порошок целебный людям он везет.
Человек и кошка порошок тот примут,
И печаль отступит, и тоска пройдет.

Noll performing “Lenin Street” (“Улице ленина”):

Ты спросишь меня, почему иногда я молчу,
Почему не смеюсь и не улыбаюсь.
Или же наоборот, я мрачно шучу
И так же мрачно и ужасно кривляюсь.

Просто я живу на улице Ленина
И меня зарубает время от времени.
Просто я живу на улице Ленина
И меня зарубает время от времени.

Что же ты хочешь от больного сознания,
В детстве в голову вбили гвоздей люди добрые,
В школе мне в уши и в рот клизму поставили,
Вот получил я полезные нужные знания.

Ведь родился и вырос на улице Ленина
И меня зарубает время от времени.
Ведь родился и вырос на улице Ленина
И меня зарубает время от времени.

Просто я живу на улице Ленина
И меня зарубает время от времени.
Просто я живу на улице Ленина
И меня зарубает время от времени.

Как ненавижу, так и люблю свою Родину
И удивляться здесь, право, товарищи, нечему.
Такая она уж слепая, глухая уродина,
Ну а любить-то мне больше и нечего.

Вот так и живу на улице Ленина
И меня зарубает время от времени.
Вот так и живу на улице Ленина
И меня зарубает время от времени.

Просто живу я на улице Ленина
И меня зарубает время от времени.
Просто живу на улице Ленина
И меня зарубает время от времени.

Katheryn Weaver is a student of rhetoric and history at the University of Texas, Austin. Her primary areas of investigation include revolution and the rhetorical justification of violence against individuals, state, and society. She is currently studying Russian as a Second Language with SRAS's Home and Abroad Scholarship.